На стороне Сталина или невинных жертв?

23 ноября 2021 г.
Фридрих Шмидт | Frankfurter Allgemeine
На стороне Сталина или невинных жертв?
«Кремль принимает меры против «Мемориала»*, ядра российского гражданского общества. Под угрозой находится и архив, напоминающий о государственном терроре», — пишет немецкое издание Frankfurter Allgemeine Zeitung.

«О женщине, которая вязала эти крошечные варежки, известно немного, — повествует журналист Фридрих Шмидт. — Светло-коричневые, с красными манжетами и такие маленькие, что кажется, они подошли бы миниатюрной кукле. Но не ребенку, которого заключенной не суждено было родить. Сохранилась только ее фамилия: Травникова. Она была заключенной тюремного лагеря в Иркутской области в Сибири, забеременела, а на пятом месяце ей сделали принудительный аборт, который оказался смертельным и для нее. Умирающая женщина вязала варежки; другая заключенная, работавшая уборщицей в медпункте, спустя несколько десятилетий передала их правозащитникам «Мемориала»*.

«Об уборщице известно гораздо больше: Алла Березкина была инженером из Ленинграда. Во время блокады города вермахтом во время Второй мировой войны ее вместе с семьей вывезли на Кавказ, якобы ради безопасности, но они попали в плен, были вывезены из страны и попали на принудительные работы в Германии. Поскольку Сталин преследовал таких «остарбайтеров», считая их предателями, после возвращения в Советский Союз Алла Березкина попала в лагерь».

«Выставка «Мемориала»* в центре Москвы посвящена жизни женщин в ГУЛАГе, советской системе исправительных лагерей. Чтобы увидеть «Материал» — так называется выставка — в музей, маленькую комнату без окон в подвале, приходят много людей. Название выставки такое же сложное, как и работа правозащитников», — отмечает издание.

«В сталинском государственном терроре преступники становились жертвами, а жертвы — преступниками, чтобы выжить. Людей считали «материалом», который эксплуатировали на стройках, в лесах, каменоломнях, шахтах».

«Название выставки напоминает и о том, что каждую публикацию, каждый «материал» «Мемориал»* должен дополнять словами о том, что он был признан властями «иностранным агентом». На днях генеральная прокуратура потребовала распустить или, выражаясь юридическим языком, «ликвидировать» «Международный Мемориал»*, головное объединение организации, за предполагаемые нарушения соответствующего закона. Дело будет рассматриваться Верховным судом в четверг».

«Двумя днями ранее в московском суде будет рассматриваться требование столичной прокуратуры о роспуске правозащитного центра «Мемориал»* за нарушения закона об «агентах». Последний был принят вскоре после возвращения Владимира Путина на пост президента в 2012 году. Как утверждает Путин, он основывается на американском образце 1938 года, однако российские «агенты» являются частью кровавой традиции, сталинского образа «врагов народа», — говорится в статье.

«В архивах «Мемориала», отделенных от музейного пространства коридором, хранятся свидетельства последствий такой стигматизации. Десятки тысяч писем, официальных документов, дневников и фотографий, которые выжившие и родственники жертв передали «Мемориалу», хранятся здесь в высоких шкафах».

«Движение считается ядром российского гражданского общества и возникло в годы гласности и перестройки в борьбе за сохранение памяти и создание памятника (мемориала) жертвам государственного террора. (…) Ян Рачинский, с 2018 года являющийся председателем «Международного Мемориала», считает опасность удовлетворения иска о роспуске организации «совершенно реальной». Другие неправительственные организации уже были «ликвидированы» за мнимые формальные ошибки, хотя это были и не такие крупные и важные организации, как «Международный Мемориал», объявленный «агентом» в 2016 году, через два года после правозащитного центра. Последний дополнительно обвиняют в «оправдании терроризма и экстремизма». Это связано с тем, что правозащитники критикуют преследование членов ряда соответствующим образом классифицированных объединений, таких как «Свидетели Иеговы»**, считая его политически мотивированным».

«Когда пресс-секретаря Путина недавно спросили об обвинениях в адрес «Мемориала», он сказал, что у организации «давно существуют проблемы в плане соблюдения норм российского законодательства». На самом деле предполагаемые нарушения сомнительны. «Мемориал» безуспешно судился против дискредитации, во избежание неприятностей маркировал свои публикации ярлыком «агента». Организацию оштрафовали за отсутствие маркировки в социальных сетях и базах данных, об обязательности которой до этого момента не говорилось ничего».

«Большинство жалоб подано представительством спецслужбы ФСБ в северокавказской Республике Ингушетия, очевидно, в отместку за успешное выступление «Мемориала»* в защиту жертв произвола. Организация оплатила штрафы за отсутствие маркировки, в общей сложности на сумму более 72 тыс. евро, собирала для этого пожертвования. Теперь же генеральная прокуратура превращает старые обвинения в нарушения конституции и даже видит угрозу «моральному и умственному развитию» детей», — пишет FAZ.

«Рачинский подчеркивает, что закон об «агентах» с самого начала был разработан для «сведения счетов с оппозиционными организациями». Ведь легче найти «формальный предлог, чем обсуждать суть». С весны прошлого года немногие оставшиеся независимые голоса в российских СМИ, политике и обществе подвергаются уголовному преследованию, их заставляют молчать и уезжать из страны. «Мемориал»* уже давно мешает власть имущим».

«Они, объясняет Рачинский, хотят монополизировать взгляд на историю и «сакрализовать» государство: будь то Российская империя, Советский Союз или Российская Федерация, государство якобы всегда было на стороне добра и справедливости. «То, чем мы занимаемся, противоречит этой концепции истории», — говорит Рачинский. По его словам, до Советского Союза ни одна страна в мире не видела такого уничтожения собственного народа, как во времена сталинского террора. «Попытки приукрасить историю не дают двигаться вперед», — считает он».

«Мемориал»заполняет пустоту, которую государство заполнять не хочет. Его память о жертвах «репрессий» носит довольно общий характер и, по мнению Рачинского, не соответствует масштабам трагедии. Четыре года назад Путин открыл памятник жертвам репрессий в Москве, в столице также есть официальный музей ГУЛАГа. Но каждый, кто хочет узнать что-то о депортированных, пропавших без вести, убитых предках, обращается в «Мемориал».

«Каждый месяц поступают сотни запросов, и их число постоянно растет. В прошлом террор рассматривался как стихийное бедствие, говорит Рачинский, «никто не понимал, откуда он взялся». Теперь, когда прошло больше времени, встает вопрос о том, кто несет за него ответственность. Понимание того, что у человека есть права, растет, Россия меняется, но, «к сожалению, гораздо медленнее, чем могла бы».

«Ибо этому мешает государство; прежде всего ФСБ, которая считает себя гордой наследницей НКВД и КГБ и держит архивы закрытыми. «Мемориал»* поддерживает заявления и судебные процессы, в которых потомки пытаются выяснить, кто фабриковал обвинения, выносил приговоры и приводил их в исполнение. В одном из таких дел генеральная прокуратура, которая сейчас хочет «ликвидировать» «Мемориал»*, отказывается обнародовать имена одиннадцати прокуроров, которые приговаривали людей к смерти без их ведома и заочно, потому что это якобы конфиденциальные личные данные».

«Такие случаи потенциально затрагивают потомков многих миллионов россиян. В стране возникла волна солидарности; в субботу полиция арестовала двенадцать человек, осмелившихся провести в центре Москвы пикет против грозящего роспуска «Мемориала». В интернете многие россияне рассказывают, как «Мемориал» помог им узнать судьбу родственников. Затронуты и сотни тысяч семей за пределами России, поскольку потомки погибших живут во многих странах», — указывает издание.

«У «Мемориала»* есть несколько филиалов, в том числе в Германии. Именно оттуда исходят многочисленные призывы против роспуска, и именно оттуда работа «Мемориала»* уже давно поддерживается финансово; для многих немецких политиков посещение «Мемориала» входит в обязательную программу в Москве. Поэтому публицист Максим Трудолюбов видит в противодействии ставшему «заложником» «Мемориалу»* целенаправленный удар по Берлину, на который Кремль обижен, в частности, за спасение отравленного оппозиционера Алексея Навального (в поддержку которого также выступает «Мемориал»*)».

«Рачинский надеется: сотрудники российских государственных структур, конечно, молчат о волне солидарности, но они и не поддерживают генеральную прокуратуру. «Даже они понимают, что предел достигнут», — говорит он. Роспуск «Мемориала»* «послужит четким сигналом всему миру о том, на чьей стороне находится нынешняя власть» — на стороне Сталина или его невинных жертв. Учитывая масштаб решения, Рачинский уверен, что оно «не будет принято без Путина».

«Рачинский опасается победы произвола над законом, — пишет Frankfurter Allgemeine. — «Мемориал»* может быть отброшен к самому началу, когда архив хранился у разных людей, «не в тех условиях, в которых он должен храниться». В социальных сетях тысячи россиян предложили свою помощь. «Если возникнет необходимость, многие из них выручат нас. И если придется, мы начнем все сначала», — говорит Рачинский».

  • — некоммерческая организация, внесенная Минюстом РФ в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента
    ** — экстремистская организация, запрещенная в России
    Источник: Frankfurter Allgemeine