Почему Пекин хочет завоевать Украину?

17 ноября 2021 г.
Николя Тензер | Atlantico
Почему Пекин хочет завоевать Украину?
(…) «Китай незаметно все больше и больше закрепляется на Украине. Мало кто из наблюдателей забил тревогу по поводу того, что президент Владимир Зеленский подписал соглашение о партнерстве с Пекином в конце июня, и Украина стала частью китайского проекта «Один пояс — один путь». Это соглашение даст КНР огромные инвестиционные возможности в нескольких инфраструктурных проектах. Торговые связи между Украиной и Китаем не новы, однако их усиление, пусть даже неспособное изменить диспропорцию этих торговых отношений, начинает настораживать не только западных партнеров Украины, но и украинских активистов», — пишет Николя Тензер, специалист по международным и стратегическим вопросам, директор Парижского центра изучения и осмысления политических решений (CERAP), в Atlantico.

(…) «Между тем, многие задаются вопросом, действительно ли укрепление экономических связей между двумя странами, на которое претендуют украинские власти, не будет иметь геостратегических последствий. В перспективе эти связи могут ограничить независимость внешней политики Украины и, следовательно, доверие к ней со стороны Запада, при том, что она остро нуждается в его поддержке, дабы противостоять прямой и непосредственной угрозе Кремля. Уже сейчас Киев отказался обвинять Пекин в преступлениях против уйгуров — похоже, таково было условие продолжения получения китайских вакцин против Сovid-19 — и признает Тайвань неотъемлемой частью Китая, называемой континентальной. Конечно, Пекин не признал незаконную аннексию Крыма московским режимом, однако известно, что соответствующий альянс между двумя ревизионистскими режимами может в конечном итоге создать серьезную опасность для Украины. Киеву неблагоразумно было бы полагать, что он сможет рассчитывать на поддержку Пекина против Москвы», — считает автор статьи.

«К тому же Пекин, в отличие от Турции, которая также намеревается усилить свое присутствие на Украине, старается не сталкиваться с целями Москвы. Несомненно, его намерения в первую очередь экономические, но как только его задачи будут достигнуты с точки зрения зависимости Киева от Пекина, у него не будет никаких проблем с тем, чтобы поддержать Россию, если он сочтет это своим политическим интересом. Как также отмечалось, Москва скорее заинтересована в усилении китайского присутствия на Украине, потому что это соответствует ее целям по дальнейшему удалению этой страны от Запада и, в частности, от Евросоюза, который все еще остается в мировом масштабе первым экономическим партнером Киева», — продолжает он.

(…) «Мотивы украинского правительства можно понять. С геостратегической точки зрения, оно намерено диверсифицировать своих партнеров в тот момент, когда, на его взгляд, Соединенные Штаты и Евросоюз не оказали ему той поддержки, которую оно ожидало и заслуживало — в целом, Украина заплатила тяжелую цену за то, чтобы отстаивать европейские ценности и, в частности, находилась на передовой. Однако Брюссель и Вашингтон из-за недальновидной политики, которая оборачивается и против Европы, согласились с тем, чтобы Германия завершила строительство газопровода «Северный поток — 2″ с Россией. Украина также с обоснованной озабоченностью наблюдает за устойчивыми тенденциями в некоторых частях Западной Европы, особенно во Франции и Германии, связанными с желанием проводить политику взаимодействия с Москвой», — указывает Тензер.

«С экономической точки зрения, Киев нуждается в дополнительной поддержке в плане модернизации инфраструктуры и прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Этим объясняется то, почему он обращается к Китаю и, в частности, к Турции. Но эта политика недальновидна. Она также может подорвать доверие к нему со стороны международных доноров, в частности Международного валютного фонда. Это объясняется тем, что кредиты Китая не обусловлены борьбой с коррупцией и «деолигархизацией», на которых настаивает Фонд», — поясняет эксперт.

(…) «Китай стоит перед вызовом прокормить 1,4 млрд человек и является крупнейшим импортером продуктов питания — и такая тенденция, как ожидается, сохранится в течение нескольких десятилетий, — он стремится расширить свой доступ к украинским пшенице и ячменю, с риском увеличения цен, вызванного китайским спросом или даже дефицитом таких продуктов для европейских потребителей, не говоря уже о наименее развитых странах. Заключенное недавно соглашение предвещает двукратное-трехкратное увеличение украинских поставок в Китай. Как и прежде, в Африке, Пекин уже начинает самостоятельно контролировать украинские земли. Хищническая политика на сельскохозяйственных землях Украины для Китая отвечает стратегическому императиву: обеспечить свой продовольственный суверенитет в контексте климатических угроз для сельскохозяйственных урожаев и желания китайского населения получать качественные продукты питания, которые не могут обеспечить зачастую загрязненные китайские почвы. В конечном итоге, реализация сближения китайско-украинского сельского хозяйства может привести к росту цен на некоторые потребительские товары, такие как хлеб, в случае снижения объема урожая в другой европейской житнице, то есть во Франции. Это может даже поставить под угрозу продовольственный суверенитет Европы, чей импорт сельскохозяйственной продукции уже растет быстрее, чем экспорт», — рассуждает он.

(…) «Для Евросоюза усиление китайского влияния на Украине представляет собой тройной вызов, на который ему придется отвечать одновременно и в своих интересах, и в интересах Киева. В то время, как ЕС все больше и больше намеревается ограничить расширение интересов Китая в непосредственной близости от своей ближней периферии, в частности, в Африке, он не может игнорировать его в непосредственном соседстве, будь то на Балканах или на Украине. Подобное расширение, помимо усиления агрессивного потенциала Китая, часто идет рука об руку с практикой развития, которая противоречит правилам «надлежащего управления» и борьбы с коррупцией. Далее, с геостратегической точки зрения, угроза со стороны российского режима является самой непосредственной и самой интенсивной как для ЕС, так и для Украины, и усиление китайских интересов на Украине в какой-то мере способствует реализации интересов России. Обе державы являются частью новой оси диктатур, противостоящих ценностям свободы и верховенства закона. Наконец, мы всячески заинтересованы в укреплении принадлежности Украины к западному лагерю и свободным демократиям — к тому же это в интересах украинского народа, который становится все более проевропейским и который совершил революцию Майдана во имя этих европейских ценностей», — резюмирует Николя Тензер.

Источник: Atlantico