Замерзшие и оставленные на произвол в полицейском государстве на фоне того, как усиливается отчаяние

17 ноября 2021 г.
Эндрю Хиггинс и Марк Сантора | The New York Times
Замерзшие и оставленные на произвол в полицейском государстве на фоне того, как усиливается отчаяние
«Он провел 28 ночей, каждая из которых была холоднее предыдущей, задыхаясь от дыма костра и отчаяния, на пороге Европы. Он трижды перебирался через колючую проволоку в Польшу, но его схватывали в лесу и заставляли вернуться в Белоруссию. Срок действия его визы в Белоруссию истек 12 дней назад, в результате чего он оказался во власти репрессивного полицейского государства. Во вторник (…) Раванд Акрам, 23-летний курд из Ирака, и сотни других отчаявшихся и все более разгневанных мигрантов, оставленных на произвол судьбы на границе — и подстрекаемых, по его словам, представителями белорусских сил безопасности — кинулись к пограничному контрольно-пропускному пункту, бросая камни и мусор в польские силы безопасности, сосредоточенные всего в нескольких ярдах от них. То, что началось около полудня как очередная попытка прорвать пограничный забор, переросло в опасную схватку, на которую польские офицеры ответили залпами из водомётов и слезоточивым газом», — пишет The New York Times.

(…) «Через несколько часов белорусские пограничники неожиданно начали переводить сотни мигрантов из их замерзшего лагеря в укрытие на ближайшем складе. Сразу не было ясно, какие планы у властей в отношении тех, кого они переселяют, но многие опасались, что переселение было прелюдией к депортации, а не просто гуманным жестом», — говорится в статье.

«Столкновение во вторник, худшее за длящийся не один месяц тупик на восточном фланге ЕC, подчеркнуло опасность противостояния между Белоруссией, близким союзником России, и Польшей, членом НАТО и ЕС, каждая из которых полна решимости не отступать. За последние недели на границе погибли как минимум 11 человек. «Мы просто палка, которой они бьют друг друга, — говорит Акрам. — Мы в самом центре их битвы».

«По его утверждению, сотрудники белорусских сил безопасности подстегнули потасовку, заявив мигрантам, застрявшим в зловонном, замерзшем лагере всего в нескольких ярдах от Польши, что жесткое националистическое правительство Варшавы никогда не впустит их, если они не заставят их сделать это. Но он также обвинил Польшу в том, что она поставила противостояние давлению авторитарного лидера Белоруссии Александра Лукашенко выше жизней отчаявшихся людей», — пишет газета.

«Никто не хочет выглядеть слабым, — сказал он. — Мы стали мячом, который пинают, в их большой политической игре».

«Чиновники ЕС назвали кризис «гибридной войной», спровоцированной Лукашенко, чтобы наказать Польшу за то, что она укрыла некоторых из своих самых откровенных оппонентов, и заставить блок отменить санкции в отношении его страны. Белоруссия со своей стороны настаивает на том, что это гуманитарная катастрофа, вызванная отказом Европы соблюдать нормы международного права и предоставить людям, бегущим от войны и отчаяния, право хотя бы подать заявление о предоставлении убежища», — пишет издание.

«Чтобы подкрепить собственную версию событий, Белоруссия разрешила нескольким иностранным новостным организациям, в том числе The New York Times, посетить границу и стать свидетелями нищеты и отчаяния. Польша, жаждущая держать отчаяние подальше от общественности, закрыла свою сторону границы, запретив гуманитарным работникам, журналистам и даже врачам приближаться к месту происшествий во вторник», — подчеркивается в статье.

(…) «Со времени спорных президентских выборов в прошлом году, которые многие сочли сфальсифицированными, белорусские власти заставил замолчать почти все независимые голоса. Но они более открыты для внимательной проверки того, что происходит на границе, чем Польша, демократия с экспрессивными средствами массовой информации, которым теперь завязали глаза в приграничной зоне», — говорится в статье.

(…) «Есть пределы тому, насколько Лукашенко может усиливать напряженность, и даже есть некоторые признаки того, что он, возможно, пытается снизить его. Поток мигрантов замедляется, поскольку авиакомпании либо прекращают полеты в Минск, столицу Белоруссии, либо не пускают иракских и сирийских пассажиров. В Минске рано утром во вторник множество мигрантов все еще оставались в отеле «Юбилейный», (…) но некоторые сообщили, что что были вынуждены выписаться из отеля и опасаются высылки», — говорится в статье. (…)

«Правительство Ирака организует на этой неделе эвакуационный рейс из Минска обратно в Ирак. «Я лучше умру здесь на морозе, чем вернусь в Ирак», — говорит Рекар Хамид, 32-летний иракский курд, который потратил около 10 тыс. долларов, чтобы его, его жену и 2-летнего сына доставили на окраины ЕС и все еще надеется суметь пройти последние несколько ярдов. Он спит в хрупкой зеленой палатке у дороги к пограничному переходу. За ним раскинулась апокалиптическая панорама костров и дрожащих от холода людей в грязной одежде. По оценкам белорусских пограничников, в районе Брузги застряло не менее 2 тыс. человек».

«Решение разместить во вторник некоторых мигрантов на складе может сигнализировать о том, что Белоруссия хочет ослабить пограничную напряженность. Некоторые из тех, кто шел к складу — через узкий коридор, охраняемый белорусскими солдатами с автоматами — казалось, были готовы отступить. 23-летний Биляль, мигрант из Ирака, который назвал только свое имя, сказал: «Попасть в Европу уж слишком невозможно, мы хотим вернуться домой». Акрам тоже говорит, что с него достаточно, несмотря на то, что он потратил 4700 долларов, чтобы оказаться в нескольких ярдах от своей цели. По его словам, из-за того, что ночью температура опускается ниже нуля, он не может смириться с тем, что будут другие дни, когда она будет просыпаться, чувствуя себя мумией, скованной в спальном мешке, застывшем ото льда. «Все закончено, закончено», — говорит он.

«Но с наступлением ночи все еще можно было видеть сотни других людей на открытом воздухе возле пограничного перехода, которые волокли за собой бревна и солому, готовясь к очередной ледяной ночи», — заключают авторы публикации.

В написании статьи приняли участие Сангар Халил, Анатоль Магдиарц и Валери Хопкинс

Источник: The New York Times