Белорусский кризис: кто дергает за ниточки, Лукашенко или Путин?

18 ноября 2021 г.
Маркус Венер | Frankfurter Allgemeine
Белорусский кризис: кто дергает за ниточки, Лукашенко или Путин?
«Некоторые считают, что за искусственно созданным миграционным кризисом на границе с Польшей стоит Москва, — пишет немецкое издание Frankfurter Allgemeine Zeitung. — (…) Но эксперты по внешней политике и представители служб безопасности в Берлине приходят к другому выводу. Лукашенко, по их мнению, не является приспешником россиян. Все было придумано и спланировано в Белоруссии; никакого российского кукловода нет».

«Я считаю грубым заблуждением полагать, что Лукашенко управляется Кремлем», — говорит эксперт по России Штефан Майстер из Немецкого общества внешней политики (DGAP). Речь идет о стратегии, разработанной Лукашенко и его аппаратом безопасности. С помощью этой стратегии правитель в Минске хочет не только заставить ЕС восстановить закрытые каналы диалога и, в лучшем случае, снять санкции, но и вернуть себе пространство для маневра и переговорные позиции в отношениях с Москвой, считает Майстер».

«Не стоит считать, что все, что делает Лукашенко, исходит от Москвы», — говорит и Сабина Фишер, эксперт по России из берлинского фонда «Наука и политика» (Stiftung Wissenschaft und Politik, SWP). Москва, по ее словам, действительно поддерживает Лукашенко «и тем самым удерживает его у власти». В то же время человек в Минске постоянно испытывает границы терпимости Путина, — передает издание. — Влияние Кремля на Лукашенко переоценивается, считает Фишер».

«Чтобы понять эту аргументацию, стоит оглянуться назад, — отмечает автор статьи Маркус Венер. — Лукашенко находится у власти уже 26 лет. Когда речь шла о том, чтобы удержаться у власти, он проявлял поразительную изощренность и бесцеремонность. Помимо подавления оппозиции, он проводил политику лавирования между Западом и Россией, что принесло ему определенную степень независимости. Фальсификация выборов в августе 2020 года и последовавшие за этим масштабные протесты значительной части населения превзошли все, что Лукашенко видел и пережил до этого. (…) Путин помог ему в этой ситуации. Москва направила сотрудников спецслужб и специалистов по связям с общественностью. (…) Русские помогали, руководствуясь собственными интересами. Ни одна искра мятежа в соседней стране не должна была попасть на Россию, тем более перед выборами в Госдуму. А избранный президент, даже если выборы были сфальсифицированы, не должен был быть изгнан с должности. Никакого Майдана в Белоруссии — таков был девиз Кремля».

«Для Лукашенко помощь Москвы также усилила его зависимость от России. А ЕС на этот раз серьезно отнесся к санкциям против режима. (…) Лукашенко не мог ответить собственными санкциями. Ему нужен был асимметричный, гибридный ответ, который нанес бы ущерб ЕС. Еще в 2010 году Лукашенко думал о возможности оказать давление на ЕС с помощью беженцев, и теперь он реализовал эту идею. Примером для него, вероятно, послужила Турция. Идея заключалась в том, чтобы заставить ЕС вернуться к переговорам и в конечном итоге отказаться от политики санкций. «Лукашенко заинтересован в том, чтобы заставить Запад говорить с ним», — отмечает Штефан Майстер. Если ему звонит Ангела Меркель, как она сделала это во второй раз в среду, для него это успех. «Потому что он хочет выйти из своей изоляции и таким образом сохранить определенную долю независимости», — считает эксперт».

«Лукашенко удается оказывать давление на ЕС в основном за счет создания образов. Когда он заставляет колонну беженцев, включая женщин и детей, идти к границе, речь идет не столько о преодолении пограничных укреплений, сколько о выгодных ему образах, призванных показать, что якобы такой великолепный ЕС с его правами человека в конечном счете ни на что не способен. Одновременно он угрожает ЕС гуманитарной катастрофой, в которую может перерасти ситуация на границе», — пишет FAZ.

«Несмотря на усилия Польши, границу нельзя считать защищенной. Почти 10 тыс. беженцев прибыли в Германию по белорусскому маршруту, что больше, чем было официально зарегистрировано в Польше, Литве и Латвии. Однако усилия ЕС по пресечению рейсов, доставляющих беженцев в Белоруссию, пока оказываются успешными».

«Впрочем, в Белоруссии все еще находятся тысячи беженцев, по оценкам не менее 10 тыс. человек, которых правитель в Минске может продолжать использовать для своей политики шантажа. Во всяком случае этого количества достаточно, чтобы продолжать создавать нужные образы на границе. Кроме того, эмиссары Лукашенко направляются во многие страны, чтобы привезти в Белоруссию еще больше беженцев, говорят в Берлине. Упоминаются страны Северной Африки, такие как Марокко и Тунис, или латиноамериканская Венесуэла. Поэтому ЕС должен исходить из того, что Лукашенко сможет вести свою игру на границе в течение длительного времени, то открывая, то закрывая клапан. Когда международная общественность была сосредоточена на захвате власти в Афганистане «Талибаном»*, Лукашенко остановил искусственно созданный натиск на границы ЕС — только для того, чтобы немногим позже снова усилить его».

«Путин неоднократно подчеркивал, что Москва не имеет никакого отношения ко всей этой истории; он не хочет, чтобы Запад возлагал на него ответственность за происходящее. Однако, когда ЕС не может соответствовать ценностям, которые он пропагандирует, и спорит о ситуации на белорусско-польской границе, это в интересах Путина. «Кремлю нравится, когда таким образом показывается, насколько слаб ЕС», — говорит Майстер».

«В то же время Лукашенко предпринимает шаги, которые беспокоят Москву и даже вызывают у нее тревогу. Так, неделю назад он пригрозил «перекрыть газ» Европе, то есть остановить транзит российского природного газа. Путин отреагировал незамедлительно. Это было бы нарушением договора о транзите газа, сказал он, и выразил надежду, «что до этого не дойдет». (…) Лукашенко, в свою очередь, дал понять, что в своей игре он готов зайти очень далеко. «Когда Лукашенко говорит, что может перекрыть газ, то это сигнал не только для ЕС, но и для России», — говорит Майстер».

«То же самое относится и к возможной силовой конфронтации на польско-белорусской границе. Путин не хочет идти на риск крупного стратегического конфликта в военном плане, считают в кругах органов безопасности. Если Польша будет наращивать войска на границе, если произойдут столкновения между белорусскими пограничниками и польскими солдатами, то Москва, возможно, вмешается. Как показали аннексия Крыма и война на востоке Украины, Путин, безусловно, готов к эскалации и в военном смысле. Но он хочет сам принимать решения о такой эскалации и ее возможных издержках, а не под давлением Лукашенко», — говорится в статье.

«Путин и Лукашенко не любят друг друга, у них напряженные отношения. Российский президент имеет дело с человеком, который играет так же искусно, как и он. И который, очевидно, не представляет себе спокойной жизни пенсионера в роскошном дворце в Москве, а верит в свою миссию. «Его цель — выжить в независимом белорусском государстве», — говорит Майстер. Лукашенко уже появлялся на публике с автоматом Калашникова, когда восхвалял силы безопасности. Говорят, что автомат был у него при себе и в резиденции в Минске. Он знает: на карту поставлено его личное существование», — заключает Frankfurter Allgemeine.

  • — террористическая организация, запрещенная в РФ
    Источник: Frankfurter Allgemeine