«Пожалуйста, удалите оба соска»: пластическая хирургия на пределе

19 октября 2021 г.
Мишель Бинсвангер | Tages-Anzeiger
«Пожалуйста, удалите оба соска»: пластическая хирургия на пределе
«Instagram и блогеры меняют классическое представление о красоте — особенно среди молодежи. Пластические хирурги бьют тревогу», — пишет швейцарское издание Tages-Anzeiger.

«Еще недавно профессия пластического хирурга была красивой и простой. Он делал красивее пожилых людей или тех, кто был обезображен в результате несчастных случаев или же просто хотел выглядеть лучше. Он уменьшал носы, увеличивал грудь и убирал жир там, где он был лишним. (…) Но за последние годы клиенты пластических хирургов сильно изменились, а вместе с ними и пожелания, которые им приходится выполнять. Некоторые из этих пожеланий уже не имеют ничего общего с «красотой» в ее классическом понимании».

«По крайней мере, об этом говорит Фолькер Риппманн, управляющий двумя косметологическими клиниками в Германии (…). «В своей ежедневной практике я все чаще сталкиваюсь с безумными желаниями», — сказал он в разговоре с изданием. В последние годы его пациенты значительно помолодели, а их идеи становятся все более странными».

«Так, одна женщина хотела удалить оба соска — они казались ей некрасивыми, даже отвратительными. Другая хотела, чтобы ее лицо выглядело так, будто его отредактировали с помощью фильтра Instagram. Третья — чтобы ей удалили нижние ребра для более тонкой талии. «Многие люди, похоже, уже не понимают разницы между виртуальным и реальным миром», — заключает Риппманн».

«Однако, будучи тем, кто оказывает услуги, он стоит перед дилеммой, ведь не все, что возможно с точки зрения медицины, оправдано с этической точки зрения. Но никто не определяет, где именно проходит эта граница. «Каждый день мы должны заново решать, что нормально, а что нет. Это тяжелая ноша», — говорит Риппманн».

«То же самое говорит и пластический хирург Ева Нойеншвандер, возглавляющая Общество пластических хирургов Швейцарии. Она наблюдает тенденцию к пониманию красоты, которое отходит от традиционного идеала, основанного на принципе золотого сечения. «Цифровая эпоха создала новую основу для понимания красоты. Я бы назвала это фейком, все выглядит искусственным, подвергшимся заметным манипуляциям. Слишком накаченные губы, грудь неестественной формы и размера, чрезмерно подчеркнутые скулы».

«Эксперты сходятся во мнении, что есть две основные причины такой тенденции: в качестве главного фактора они называют Instagram и блогеров, оказывающих влияние, в частности, на молодежь. «В принципе, сегодня каждому нужно собственное PR-агентство, это безумие», — говорит Риппманн».

«Если до недавнего времени модели и знаменитости притворялись, что прекрасно выглядят благодаря лишь тому, что пьют воду и наносят на кожу немного оливкового масла, то теперь эстетическая хирургия не является среди молодого поколения чем-то постыдным. Люди рассказывают о вмешательствах в социальных сетях или даже ведут прямую трансляцию из операционной».

«Пока это еще малочисленная группа пациентов, но в последние годы она сильно выросла, — отмечает Tages-Anzeiger. — Например, спрос на так называемую бразильскую подтяжку ягодиц, то есть искусственно увеличенные ягодицы, связан с Ким Кардашьян и ее сестрами. Наблюдается бум таких операций, что в свою очередь приводит к тому, что некоторые пациенты попадают в больницу. (…) Жир откачивается, например, из живота или бедер, и вводится в ягодицы. Процедура может быть опасной, если жир будет введен слишком глубоко и попадет в мышцу — тогда может возникнуть риск жировой эмболии, которая может привести к летальному исходу. Тем не менее тенденцию не остановить, особенно молодые женщины в возрасте от 18 до 30 лет желают искусственным путем увеличить ягодицы. (…) Со странными и радикальными пожеланиями к хирургам обращаются и совсем юные девушки. При этом среди таких пациентов бывают и молодые мужчины», — говорится в статье.

«Как определить, что еще нормально, а что уже патология? На основе собственного вкуса? Совести врача? Поможет ли вмешательство пациенту или, возможно, усилит его страдания? Для принятия таких решений Риппманн разработал план из трех пунктов: «Я задаю себе три вопроса, — говорит он. — Первый: долго ли вынашивалась эта идея, или, возможно, это просто кратковременное желание, возникшее после того, как пациент только что что-то увидел? Второй: осуществимо ли его желание с медицинской точки зрения с учетом предсказуемых рисков? Третий: могу ли я нести за это моральную ответственность? Мне может не нравиться грудь с литром силикона внутри, но если это не повредит пациентке, и она уверена, что хочет ее сделать, то я сделаю».

«Ева Нойеншвандер тоже имеет опыт в решении вопроса о том, идет ли речь о пациенте с, возможно, несколько странным, но обоснованным желанием, или же пациент страдает дисморфофобией, то есть нарушением самовосприятия. В этом случае даже самое искусное вмешательство бесполезно, потому что такие пациенты в силу своего расстройства принципиально не могут быть удовлетворены своей внешностью».

«Прежде всего, именно практический опыт помогает распознать, действительно ли у пациента эстетическая или скорее психологическая проблема. (…) Удалять соски Риппманн в итоге не стал. Так же, как и делать лицо, как в Snapchat», — пишет Tages-Anzeiger.

Источник: Tages-Anzeiger