Covid-19 похож на нейтронную бомбу, которой нас пугали в моем советском детстве — дома, машины и деревья остаются целы, погибают только люди

20 сентября 2021 г.
Елена Чижова | Neue Zürcher Zeitung
Covid-19 похож на нейтронную бомбу, которой нас пугали в моем советском детстве — дома, машины и деревья остаются целы, погибают только люди
«Отношение России к эпидемии коронавируса отмечено противоречиями. Власти эффективно отреагировали на пандемию, если не словами, то действиями. Но у людей были свои собственные теории, а потом в дело вмешалась политика», — пишет на страницах швейцарского издания Neue Zürcher Zeitung писательница Елена Чижова.

«Вряд ли кто-то сегодня сомневается в том, что пандемия Covid-19 — это одно из событий мировой истории, разделившее человечество на «до» и «после», — отмечает писательница. — (…) Еще в феврале 2020 года, за исключением небольшой группы эпидемиологов и вирусологов, которые осознавали реальные перспективы распространения этой страшной вирусной инфекции, вряд ли кто-то мог себе представить, что граница «до» была пересечена уже несколько месяцев назад; мы жили в новой реальности, и наша жизнь уже никогда не могла стать прежней».

«Во второй половине марта, когда в Петербурге был введен карантин, непривычный вид пугающе пустых улиц заставил меня вспомнить о нейтронной бомбе, которой нас пугали в моем советском детстве: дома, машины и деревья остаются целыми и невредимыми, гибнут только люди», — пишет Чижова.

«Напряжение росло с каждым днем. В то время российские государственные СМИ сообщали, что Covid-19 ничуть не страшнее гриппа и что мы, россияне, не особенно восприимчивы к этой инфекции; в отличие от американцев, азиатов и европейцев, у нас «особый генетический код». Независимые вирусологи опровергали эти беспочвенные «заклинания», что, однако, не изменило общей оценки информации».

«Как и ожидалось, вскоре стали распространяться весьма противоречивые и абсурдные слухи. (…) Позже из всех домыслов, которые, насколько я знаю, так и не были опровергнуты официально (а в некоторых случаях даже поощрялись), возникло «сообщество» ярых противников вакцинации».

«Стоит признать, что российские власти отреагировали на пандемию эффективно и достаточно оперативно, если не словами, то действиями: принятые меры включали в себя строгие ограничения с временным локдауном, самоизоляцию для различных групп населения и обязательное ношение масок и перчаток. Многочисленные государственные и частные учреждения, включая школы и университеты, перешли на «удаленку» и дистанционное обучение. В результате до июня 2020 года в России не было зафиксировано избыточной смертности», — отмечает автор статьи.

«Но затем на пути борьбы с пандемией встала политика. Точнее, непреклонное желание политического руководства, несмотря на плохие эпидемиологические прогнозы, провести «голосование по поправкам в Конституцию», которые позволят нынешнему главе государства продлить свой срок полномочий до 2036 года. Кроме того, свою роль сыграло и нежелание властей оказать всестороннюю экономическую помощь той части населения и бизнеса, которая серьезно пострадала от первого локдауна».

«В результате этого чисто политического решения власти начали не только ослаблять ограничения уже в мае и июне 2020 года, но и — как подтверждают независимые эксперты — манипулировать статистикой заражений и смертности. (…) Преждевременно объявленная «победа» над коварной инфекцией имела ряд фатальных последствий. Первое и самое очевидное заключалось в том, что власти, загнавшие себя в «пропагандистский угол», слишком долго колебались, чтобы открыто признать начало второй волны заражений. Население продолжало получать крайне противоречивые сигналы. В результате осенью, согласно опросам, большинство россиян были убеждены, что эпидемия если не закончилась, то, по крайней мере, быстро шла на убыль».

«Более того, манипуляции со статистикой весной и летом подорвали доверие к официальной информации и, что еще хуже, к антикоронавирусным мерам, за которыми многие люди (в том числе вполне лояльные правительству) стали видеть не столько борьбу с пандемией, сколько попытку ограничить их личные права и свободы — особенно экономические — без предоставления чего-либо взамен», — говорится в статье.

«В совокупности все эти факторы повлияли не только на общественное настроение, но и на темпы вакцинации, и сформировали крайне скептическое отношение россиян к вакцинам в целом и российской вакцине в частности. При этом «Спутник V», — если отбросить все политические манипуляции и уловки — может, и не является «лучшей вакциной в мире», но он, несомненно, эффективен и вполне сопоставим с другими признанными на международном уровне вакцинами», — указывает Чижова.

«Запоздалая реакция властей и населения на начало второй волны подтверждается данными об избыточной смертности: в октябре и ноябре 2020 года она достигла 40%, а в декабре — 60%. В то же время количество вакцинированных людей росло лишь медленными темпами», — подчеркивает писательница.

«Тем временем политизация пандемии становилась все более очевидной. К февралю 2021 года власти уже не скрывали, что используют (и будут продолжать использовать) санитарно-эпидемиологические ограничения для подавления так называемой несистемной оппозиции во главе с Алексеем Навальным. С точки зрения властей, пандемия — удобный предлог для окончательного запрета на любые уличные акции, включая одиночные пикеты. В то же время массовые мероприятия под эгидой государства (или одобренные центральными и местными властями) отменялись лишь в единичных случаях».

«Массовая кампания по вакцинации началась только в начале июля, когда российские власти (на фоне зашкаливающих показателей заболеваемости и смертности) начали подготовку к выборам в Госдуму в сентябре. Чтобы лишний раз не «расстраивать» потенциальных избирателей, было решено отказаться от локдауна. (…) Параллельно с этим — с опозданием на год — началась активная пропагандистская кампания. Сам президент объявил, что привился вакциной «Спутник V».

«Промежуточный итог в борьбе с пандемией Covid-19 на сегодняшний день выглядит следующим образом: несистемная оппозиция разгромлена и больше не существует — по крайней мере, в самой России; 5 сентября полностью вакцинировано было 26% населения, при этом уже в августе, согласно подсчетам Университета Джонса Хопкинса, основанным на данных российского центра по борьбе с пандемией, Россия заняла первое место в мире по количеству смертей от коронавируса на миллион жителей. И еще одна удручающая цифра: по данным независимых экспертов, избыточная смертность в течение всей пандемии на сегодняшний день составляет около 600 тыс. смертей».

«Спасение человеческих жизней: горько осознавать, что для российских властей эта цель в конечном итоге не является приоритетной», — заключает Чижова.

Источник: Neue Zürcher Zeitung