«Москвичи увидели в скульптуре Урса Фишера огромную кучу дерьма — делает ли это их культурными невеждами?»

10 сентября 2021 г.
Филипп Майер | Neue Zürcher Zeitung
«Москвичи увидели в скульптуре Урса Фишера огромную кучу дерьма — делает ли это их культурными невеждами?»
«Каждый раз, когда искусство приводит к общественным дискуссиям, можно исходить из того, что художники, стоящие за ним, сделали что-то правильное. Это касается и скульптуры Урса Фишера Big Clay #4, которая недавно вызвала в Москве спор, если не сказать бурю негодования. Двенадцатиметровое произведение искусства из алюминия и стали представляет собой не что иное, как комок глины, что и следует из названия «Большая глина N4″. Однако многие москвичи увидели в огромной глыбе нечто иное: а именно гигантскую кучу фекалий — судя по откликам на работу Фишера в социальных сетях», — пишет швейцарское издание Neue Zürcher Zeitung.

«Вскоре после установки скульптуры на берегу Москвы-реки юморист Максим Галкин ехидно заметил: «Большая Глина» выглядит «как стопка не очень аккуратного дерьма». Он также выразил надежду, что скульптура скоро исчезнет из центра города. Архитектурный критик Григорий Ревзин высказался более миролюбиво и написал: «Красота — в глазах смотрящего, это относится и к дерьму», — передает журналист Филипп Майер.

«Получается, москвичи — просто невежды в искусстве? Было бы слишком просто закрыть этот вопрос таким приговором. Ведь интуиция народа редко бывает обманчивой. В любом случае, ассоциация искусства с фекалиями не так уж абсурдна. Скорее, это повторяющийся феномен. Японцы, например, между собой называют одно из зданий Asahi Beer Hall Филиппа Старка в Токио, где расположена штаб-квартира японской пивоваренной корпорации, «зданием-какашкой» из-за расположенного на крыше арт-объекта в виде пламени, созданного французским дизайнером».

«Работа Урса Фишера сверкает в лучах вечернего солнца, как необработанный алмаз. А старый добрый Зигмунд Фрейд учил нас, что драгоценный камень символизирует во сне экскременты. (…) Фрейд также интерпретировал дефекацию младенца как первый подарок родителям».

«Что такое произведение искусства, если не жертва, принесенная самим художником? Это часть его самого, в которой он выражает свою внутреннюю сущность, что хорошо видно и на примере глиняной глыбы Урса Фишера», — говорится в публикации.

«Художнику легко стать маргиналом и изгоем общества. Ведь даже слава, которая может быть ему дарована, — вещь двойственная: иногда она превращает человека, наделенного ею, в одинокого гения и неприкасаемого. Это также объясняет, почему за произведения искусства платят такие деньги, которые не имеют никакого отношения к их чисто материальной ценности или количеству труда, затраченного на их создание».

«Именно этот культ искусства и художников спародировал Пьеро Мандзони в своей самой впечатляющей работе. Для Merda d’artista итальянский художник-концептуалист в 1961 году заполнил 90 банок собственными фекалиями, положив в каждую по 30 граммов, и герметично закрыл их. Пронумерованные банки были снабжены этикетками на нескольких языках, на которых было написано «Дерьмо художника». Мандзони продал их по актуальной на тот момент цене золота за 30 граммов — около 37 долларов. Сегодня они хранятся в коллекциях и музеях по всему миру. А в 2008 году одна такая банка была продана на аукционе Sotheby’s за более чем 130 тыс. евро», — указывает издание.

«Кстати, на создание этой работы Мандзони вдохновил его отец, который был производителем банок. Говорят, что однажды он высмеял творчество своего сына словами: «Твои работы — дерьмо!», — пишет Neue Zürcher Zeitung.

Источник: Neue Zürcher Zeitung